Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

История моего выздоровления

Решила записать все это, потому что случайно в разговоре выяснила, что мать моя ничего не помнит о моем голодании. Ничегошеньки! Я ей все заново рассказала, она недоверчиво выслушала. Может, я сошла с ума и все придумала? Но ведь это было, было! Спросила мужа. Муж помнит, но смутно. Когда-нибудь и я все это забуду? Поэтому пишу.
Мне было 23 года, я жила одна, работала на телевидении, была влюблена и бедна, как церковная мышь. Зарплаты в те смутные времена никому не хватало. Как-то мы сдавали бутылки, и нам хватило на парочку маленьких и костлявых рыбин. А потом я заболела, забеременела и вышла замуж, не помню точно, в каком порядке. Астматический бронхит, почти астма. Кашель душил, и меня положили в больницу. Меня лечили антибиотиками и эофилином, я пролежала там два месяца. Помню, что всех остальных лечили гормонами, я пыталась вязать, а какая-то бабка мешала мне - была суббота, вязать было грех. Бабка, кстати, была молдаванская, даже по-русски не говорила, нам переводили. Меня навещали подруги. Приходила Русланка, я не могла пойти с ней гулять, потому что ждала укола в вену. Вены тогда у меня были как у наркоманки, а уж задница... Сидела я с трудом, а ходила прихрамывая. Русланка зашла в медсестринскую, взяла лекарство и сделала мне укол, у нее была легкая рука, и мы пошли прогуляться. Вернувшись, я сказала искавшей меня медсестре, что укол уже сделан, и та удовлетворенно кивнула. Сейчас у меня волосы дыбом от этой сцены. Как-то с трудом я выкарабкалась из этого кашля. Была весна.
Осенью я снова заболела. Руське было полтора месяца, он часто просыпался по ночам. А я узнала, что астматические больные просыпаются ночью от приступов кашля. Кашель и Руслан будили меня по очереди. Положение осложнялось тем, что мне нельзя было никаких лекарств - я кормила. Меня снова положили в больницу, но амбулаторно из-за ребенка. То есть я ходила туда каждый день на капельницы, а антибиотики колола дома. Русланка учила моего мужа делать внутримышечные уколы. Когда он был на работе, уколы делала я себе сама в бедро. Сначала нужно зажать иголку между пальцами и сильно хлопнуть по ноге. Иголка залетала в мышцу совершенно незаметно, потом нужно было подсоединить шприц и выдавить лекарство. Здесь никто так не ставит уколы, хотя я до сих пор считаю, что это самый лучший метод. Да, и еще мне назначили гормоны, и мне пришлось бросить кормить. Руська не хотел бутылку и присасывался к свитеру, а я сцеживала молоко и выливала. Смесей не было никаких, я кормила его коровьим молоком, у ребенка были такие запоры... Помню, как-то ночью мне стало плохо, болело в груди, рука отнялась. Думали сердце, вызвали скорую. Скорая же послушала легкие и вколола эофилин. Помню этот взгляд молодого врача, когда я сказала ему, что получаю гормоны - с такой жалостью, как на смертницу. На капельницы я ходила в больницу вместе с Руськой, он заодно гулял. Я заносила его в процедурную, ложилась на кушетку и пускала инфузию чуть ли не струей, чтобы поскорее отделаться.
Через год, следующей осенью, я снова заболела. Я кашляла, пила какие-то микстуры и изо всех сил оттягивала поход к врачу. Я не хотела снова в больницу. В прошлый раз я встретила там все те же знакомые лица хроников, сама я превращалась в хроника. Это ощущение гармошки в груди, хрипы на каждом вздохе, кашель, надрывающий легкие, пробуждение каждую ночь от приступа кашля... И тут я встретила знакомую, и она неожиданно сказала мне: "А почему бы тебе не поголодать?" Терять мне было нечего, и я решилась.
Неделю я пролежала в постели, Руська прочно обосновался по соседству, ему это даже нравилось - мама больше не носилась по дому, а смирно лежала рядом. Еду готовила бабушка, Руську кормили бабушка и муж, мама навещала меня каждый день несколько раз, поддерживала морально и говорила, что мной гордится. Есть перестало хотеться на третий день. Меня очень беспокоило, как я протяну без микстур и таблеток, ведь при голодании лекарства нельзя, или же нужно уменьшать дозу, а как это рассчитать? Но кашлять я перестала почти сразу и тут же бросила все лекарства.
Оказывается, в жизни человека еда занимает очень много времени и места. Дни стали очень длинными, просто огромными, время тянулась. Я пила дистилированную воду - редкая гадость. Неделю я проголодала, могла бы и десять дней, но мне очень надоело.
Выходить из голодовки было трудно. Переваривание еды отнимает очень много сил. Я сдуру пошла гулять с Руськой и чуть не упала в обморок. Помню, как я звоню мужу на работу - пора есть следующий раз, а у меня нет сил приготовить себе еду, и он прибегает и кормит меня тертой морковкой...
Жаль, что у меня тогда не было весов. Я похудела килограмм на десять, не меньше. Больше я никогда не голодала больше, чем один день, у меня просто не было достаточно сильного стимула для еще одного голодания.
Да, самое главное - с тех пор, вот уже восемь лет, я ни разу ничем не болела. Грипп не в счет.
Tags: прошлое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →