Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

Справка о невложении

При кремации тела весом в 75-80 килограмм образуется два литра пепла.

Я не ожидала таких объемов, поэтому когда брат озадачился, как вывозить урну, я его не сразу поняла и предложила пересыпать маму в пакетик и вывезти через границу в нагрудном кармане. Но оказалось, что все это не так просто.
Покурив Гугл, мы узнали, что для вывоза урны с пеплом нужно иметь "справку о невложении" от судмедэксперта, заверенную таможней. Где брать такую справку? Кто нам может ее дать? Агент Гранда разводил руками и уверял, что они этим не занимаются, мы сами должны все узнать и оформить. Может, крематорий? Мы посмотрели на часы - 11 утра, мамина очередь на сжигание была в 9 утра, как раз в эти минуты они должны собирать пепел. Может, они могут дать нам справку? Я бросилась звонить в Гранд, там никто не брал трубку. Мы остались наедине со своей проблемой и не знали, с какого конца браться за ее решение. Где брать эту чертову справку? Кто за это отвечает? Куда бежать? Что делать? Мы не знали. Я думала - а что если взять врача-патологоанатома за грудки и заставить выдать нам такую спраку? Как это делается-то вообще, а?

- Может, спрячем маму в вещах? - спросила я. - Ты же будешь вывозить папины вещи? Вот в контейнере и спрячешь между книг.
- Я не буду вывозить вещи, - сказал брат. - Ты не представляешь, сколько стоит перевозка - в десятки раз дороже всех этих вещей. Проще все это выбросить, а там купить новое.
- А если машиной? - спросила я. - Попроси Валика, пусть как-нибудь сгоняет в Москву и привезет.
- Мне нужно привезти маму сейчас, - сказал брат. - Дядя Женя ждет маму на девять дней. Он меня не поймет, если я ее здесь оставлю.
Ситуация казалась патовой. Мы ничего не могли придумать. Повисло молчание.
- А что если... сделать из пепла статуэтку? - сказал брат.
- Как это?
- Ну... нанять скульптора, отдать ему пепел, и пусть ваяет. Статуэтку можно спокойно перевезти через границу. На вопрос таможенника "что это?" при перевозе пепла правильный ответ "Это пепел". А при перевозе статуэтки правильный ответ "Это статуэтка!".
- Где мы возьмем скульптора? - озадачилась я.
Брат зарылся в интернет, нашел какого-то местного скульптора и начал рассматривать его работы. Цены на его статуэтки были зверские, а если ваять из материала заказчика, то бишь из пепла, то страшно было подумать, сколько это могло потянуть. Но пока мы выбирали, какую статуэтку слепить из мамы.
- Ангелочек... Фу, пошлость какая! А что у них еще есть? - сказал брат.
Раздел с кладбищенскими статуэтками закончился, и дальше пошли садовые скульптуры.
- Ой, смотри, зайчик! О, ежик! Как ты думаешь, маме бы понравилось быть ежиком? Ой, смотри! Садовый гном!!!
Мысль сделать из мамы садового гнома поразила меня так, что я разразилась хохотом, и мы с братом долго ржали. Потом выяснилось, что местный скульптор торгует готовыми статуэтками, и идея увяла на корню.

На следующий день мне позвонили из Гранда и пригласили забрать маму. Я вооружилась рюкзаком и вызывала такси.
В Гранде мне выдали большую и тяжелую урну с прахом. Я положила маму в рюкзак и закинула за плечи. Ноша была нелегкой.
Почти безнадежно я спросила выдавшую мне урну девушку, не знает ли она случайно, как вывезти урну за границу.
- А вы езжайте в таможню и там все спросите! - неожиданно сказала она.
Эта мысль даже не приходила мне в голову. Я попросила ее вызвать мне такси и отправилась в таможню.

На входе строгий мужчина в форме спросил меня, по какому вопросу я пришла. Потом кивнул на телефон у стойки и назвал номер.
Я позвонила, мне ответили, я рассказала про свою проблему, и меня попросили перезвонить минут через 15-20, пока таможенники будут совещаться. Я сидела в приемной. Таможня находилась совсем близко от дома моей подружки Юльки, и она ждала меня в гости, но я не хотела к ней являться с урной с маминым прахом за плечами. Накануне она пересказывала мне свою любимую передачу "Битвы экстрасенсов" и умоляла не вносить урну в дом и не хранить ее. Представляю ее реакцию, если я явлюсь к ней с мамой в рюкзаке!

Прошло положенное время, я перезвонила, и меня пригласили в таможню. Посмотреть на меня стянулась половина таможни. Я показала все свои документы. Молодой хлопец уже было начал опечатывать урну, как в комнату вошла немолодая таможенница и строго спросила меня:
- А где ваша справка о невложении?
Я сбивчиво начала рассказывать, что вот маму кремировали в Одессе, что я ее только что забрала, а где берут такую справку, я не знаю. Таможенники остановили процесс опечатывания урны и отправили меня к судмедэксперту в трех кварталах отсюда за справкой о невложении.

Я шла по своему родному городу с тяжелым рюкзаком, в котором лежала мама, и роняла слезы. Приемная судмедэксперта находилась в подвале. Я зашла в приемную, и красивая девушка строго спросила меня:
- Вы сюда зачем пришли? Побои снять? Или вас изнасиловали?
- У меня умерла мама, мы ее кремировали, и мне нужна справка о невложении, - ответила я.
Девушка отправила меня к заведующему. Немолодой дядька озадачился:
- Да, делал я такую справку много лет назад. Мы маму кремировали, сестра прах забирала в Америку. Мы сами себе такую справку и написали. Только я уже забыл, как ее писать. Как же ее писать...
Я вызвалась сходить в таможню и принести образец справки. Дядька радостно согласился, и я пошла обратно три квартала назад, с тяжелой сумкой за плечами, в которой лежала мама, и из глаз у меня текли слезы.

В таможне мне очень быстро сделали копию справки. Вот только факс у них работал очень плохо, печатал только правую половину документа, поэтому они сперва отпечатали мне одну половину справки, а потом другую. И я снова пошла к судмедэксперту.
- Доставайте вашу маму! - сказал он.
Я поставила маму на стол. Судмедэксперт посмотрел на нее и сказал:
- Странно вообще, что вам ничего не выдали. Это же не я должен делать, а крематорий. Откуда я знаю, вдруг вы туда наркотики насыпали?
И он начал звонить в Гранд и в Одесский крематорий. Там ему ожидаемо ответили, что таких справок не выдают. И тогда он мне сказал:
- Открывайте! Я хочу посмотреть, что внутри!
Крышка урны не открывалась, она была плотно закрыта и посажена на клей. Я чуть не обломала себе все ногти. Тогда судмедэксперт достал нож, и вдвоем мы вскрыли урну с мамой.
Внутри лежал пакет с пеплом.
- Наталья, иди сюда, свидетелем будешь! - закричал судмедэксперт. Из соседнего кабинета прибежала барышня и тут же убежала с криками "Я боюсь, боюсь! Мне страшно, уберите эту гадость, я ничего не буду подписывать, мамочки!!!"
- А откуда я знаю, что вы не положили наркотики на дно урны? - вдруг сказал судмедэксперт. - Вытащите пакет.
Я попыталась вытащить маму из урны. Пакет не поддавался. Я боялась, что пакет порвется. И, вытащив его, я не смогу засунуть его обратно - пепла там было много, под завязку. По кабинету летали хлопья сажи, кисло пахло горелым. Руки у нас обоих стали черными.
- Закрывайте урну! - скомандовал судмедэксперт. И отправил меня в соседний кабинет к девочкам, чтобы написать справку.
Пока справка печаталась, девочки с интересом меня расспрашивали, сколько стоит кремация и как это происходит, и ужасались ценам. Через пару минут справка была готова. Я заплатила за нее всего 100 гривень, это совсем небольшие деньги. И снова отправилась в таможню, по дороге снова хорошенько порыдав. Я каждый раз начинала плакать, оказавшись на улице со своей ношей за плечами, и в присутственные места являлась заплаканной, с дрожащим голосом.

В таможне урну опечатали, расписались на справке о невложении, поставили там все нужные печати. Когда все было закончено, я вытащила из рюкзака коробку конфет, которую купила во время своих странствий между таможней и судмедэкспертизой и сказала: "Спасибо вам огромное, ребята! Чаю попейте!". И такую же коробку я отнесла в подвал к судмедэксперту. Я была очень благодарна этим людям, они отнеслись ко мне бережно и внимательно, сделали все быстро и профессионально, и обошлось мне это в копейки. Мне удалось не проболтаться, что я из Израиля, потому что мы все время говорили о вывозе праха в Россию, но думаю, что это бы ничего не изменило.

Я шла по улице домой через весь город с тяжелым рюкзаком за плечами, в котором лежала мама, и плакала. И в то же время упивалась чувством глубокого удовлетворения от мысли о том, что я все-таки это сделала, и выправила таки эту важную справку, и теперь маму можно будет вывезти не частями и контрабандой, а полностью и легально. Мои руки пахли пеплом, моя одежда пахла пеплом, все вокруг, весь город пропах пеплом, и этот запах преследует меня до сих пор.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →