Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

Экзамен

Обычно все наши экзамены длятся не больше полутора часов, вчерашний экзамен начался в 8:30, а закончился в половине второго, и все это время нас экзаменовали!

Это было, прямо скажем, очень непросто.

Нас разделили на три группы, и у каждой было свое расписание, и даже свое время начала экзамена. Наша группа начала экзаменоваться с письменного экзамена. Полтора часа, 60 вопросов - я делала это сотни раз, и этот экзамен ничем не отличался от других. Вопросы были нормальные, не слишком сложные и не очень легкие. Некоторые я знала и отметила сразу, с некоторыми пришлось помучиться, а несколько вопросов я не знала совсем, и отметила правильный ответ наугад. К моему стыду, мои слабые места остались все те же - фармакология и лекарства, сколько я их ни учила, все равно этого было недостаточно. Сдавали мы на бумаге, а не на компьютере, и я действовала по своей старой, проверенной системе - сразу отвечала на то, что знала, и ставила рядом на полях восклицательный знак, и больше к этим вопросам не возвращалась, а второй, третий, двадцатый раз проходила только по вопросам с вопросительным знаком, и с каждым проходом их становилось все меньше, пока не осталось два вопроса, которые я не знала, совсем, и я просто отметила их наугад. К сожалению, с недавнего времени на письменные экзамены мне приходится надевать очки.

После маленького перерыва мы разошлись по кабинетам. Моей первой станцией был экзамен возле компьютера. Меня посадили перед презентацией, написанной огромными буквами на белом фоне (очки не понадобились!), дали листочек с вопросами, и включили таймер. Спрашивали про UTI при беременности - какие антибиотики можно назначать, почему нужно лечить, какие побочные явления назначенного антибиотика, инструктаж на время лечения, инструктаж на будущее, как предупредить, как себя вести при повторном заболевании. Эту тему я учила не очень прилежно, и мне было очень нелегко.

Закончила и перешла в следующий кабинет. В каждом кабинете, где происходит симуляция, сидит актер и экзаменатор (на настоящем экзамене экзаменатор сидит за непрозрачным стеклом). Обнаружилось, что экзаменатором в этом кабинете была... религиозная девушка с параллельного дружественного курса диабетиков на последнем сроке беременности. Она закончила две недели назад - и уже экзаменует!!! Я скорее ожидала ее увидеть в кабинете, где экзаменовали про UTI и беременность, где сидела мрачная, очень полная и явно нездоровая женщина. Вот ее бы в актрисы в какую-нибудь другую симуляцию! А то потом, на других станциях, мне пришлось смотреть на цветущих, прекрасных девушек лет 30, и представлять их старыми и больными.

В этом кабинете в качестве актрисы была женщина подходящего возраста (лет 55-60), которая жаловалась на диабетическую стопу, то бишь незаживающую рану на ноге. Я очень растерялась, и внутренне металась от одного к другому. Спросила про анализы - женщина дала мне карточку, где был очень высокий сахар - и я начала менять ей лечение. Потом вспомнила про ногу - надела перчатки, метнулась к ноге. Пациентка протягивает мне ногу, я пытаюсь снять с нее носок - а она ее отдергивает! И протягивает мне карточку, где все написано. Мне пришлось смотреть на ее ногу и представлять себе рану. Я кое-как рассказала ей, что я думаю о ее ноге, о ее диабете и как ей себя вести в дальнейшем. А потом вспомнила, что мне нужно рассказать ей, как ухаживать за ногами, и начала учить ее, что ей нужно мыть ноги каждый день, и вытирать их насухо, и мазать кремом. Фишка в том, что между пальцами нужно хорошо мыть и вытирать, а вот кремом можно мазать всю стопу, кроме области между пальцами, чтобы не начало преть, потому что крем там не впитывается и остается долгое время. А так как я ужасно волновалась, и все время говорила о ногах, то я и продолжила говорить о ногах, и сказала пациентке, что ей нужно хорошо мыть между ногами, и хорошенько там вытирать. Я ничего не заметила, пока она не начала ржать и уверять меня, что она всегда хорошо моет и вытирает между ногами. Симуляция была сорвана! Актриса никак не могла успокоиться, я тоже ржала сквозь слезы, экзаменатор ржала - словом, я вполне могла принести на экзамен свои часы-луковицу, это бы уже ничего не испортило. Кое-как я завершила сцену, вышла из комнаты, и вслед мне грянул дружный смех.

Для меня было сюрпризом, что экзаменатор, сидящий в классе, тут же дает мне оценку, и рассказывает, в чем я была хороша, в чем не очень, и что нужно улучшить. Такой немедленный фитбек очень помогает увидеть свои ошибки и исправиться. Атмосфера была очень доброжелательной, и хотя, по моему, я была не на высоте, я ушла оттуда не раздавленной, и не в слезах. Впереди у меня было еще много заданий.

На следующей станции в комнате сидел полный парень моего возраста. У него обнаружили рак легких, какое-то время лечили, потом сказали, что его организм не выдержит дальнейшей химиотерапии, и выписали. Это была симуляция паллиативного лечения, мне нужно было объяснить пациенту, что такое хоспис, и что там его ждет, а также рассказать про хоспис на дому. Это без преувеличения была самая ужасная станция для меня! Я буквально не знала, что ему сказать, и в комнате воцарялась гнетущая тишина. Он задавал мне ужасные вопросы, к которым я была совершенно не готова. "Скажи мне, я умру? Как это будет выглядеть? Это будет больно? Что чувствует человек, когда умирает? Почему я заболел? За что это мне? Как мне объяснить своим детям, что со мной происходит? Что мне им сказать? Что будет со мной, когда я умру? Как я буду выглядеть при смерти? Как будет выглядеть моя смерть? Что увидят мои близкие?" и тому подобное. Парень-актер очень наслаждался своей ролью, создавал в комнате очень трагическую, даже чернушную атмосферу, и совершенно мне не помогал. Я не знала, что ему говорить!!! Каждое слово давалось мне с огромным трудом, и я считала каждую минуту.

В отзыве мне сказали, что я в основном сосредоточилась только на обезболивании, проигнорировав другие аспекты паллиативного лечения. Это произошло потому, что пациентка в предыдущей комнате пожаловалась на боль, а я ничего ей на это не ответила (только посоветовала ей лучше мыть между ногами!). Поэтому в следующей симуляции в качестве компенсации я говорила только и исключительно про боль. Я была очень рада вырваться оттуда. Некоторые студентки выходили из этой комнаты в слезах. Никто из нас не был готов к такому кошмару.

Неделю назад у нас был урок по кардиологии, и преподаватель, который тоже медбрат, а также экзаменатор на месере, натаскивал нас на симуляции и говорил - сперва вы расспрашиваете пациента, пусть он вам все выложит, и только потом начинаете его инструктировать! Ни в коем случае нельзя перебивать и сразу начинать вываливать все свои знания по этому вопросу! И твердой рукой пресекал любые наши попытки что-то сказать, кроме вопросов пациенту. Выходя с симуляций, однокурсницы кричали - это так не работает! Одна студентка так с треском провалила станцию - она слушала, задавала вопросы, расспрашивала - а потом обнаружила, что ее время закончилось!

А у меня его урок не очень усвоился, и его порядок действий казался мне неестественным, зато перед глазами вставала моя рабочая программа, и когда я не знала, о чем еще спросить, я мысленно проходила по ее страницам и отмечала - это спросила, это есть, а вот об этом еще нужно спросить. И мне это помогло.

В следующей комнате сидели две молодых девушки, одна из которых была экзаменатором, а вторая играла старушку. Я не преминула сказать ей, что она очень хорошо выглядит для своего возраста, намного моложе! Пациентка упала дома, сломала шейку бедра, ее прооперировали и выписали. Она с трудом ходит на костылях, ей назначили Фосалан, который нужно пить натощак за полчаса до еды, запивая большим количеством воды и оставаясь в вертикальном положении, чтобы таблетка не застряла в пищеводе, что может привести к химическому ожогу, а благополучно переместилась в желудок. А также нужно было научить ее, как делать самой себе уколы. И проинструктировать ее, как избежать падений. И я совершенно забыла, что у нее на бедре рана после операции, нужно было ее проверить. Я подробно расспросила ее про боль, но не предложила ничего крепче оптальгина. Пациентка жаловалась на бессонницу, и я начала предлагать ей чай с мятой и разные легкие препараты, чтобы не сажать ее сразу на барбитураты - это было неправильно, надо было избавить ее от боли, и сон бы сам наладился. А еще я не объяснила, что после операции ей можно сгибать ногу только на 90 градусов - я этого не знала, мы не учили ортопедию. Еще нужно было предложить ей накладку на слишком низкое сидение в туалете, чтобы избежать сгибания ноги больше нужного угла, об этом я не подумала. А еще я не оценила ее состояние согласно шкале FIM, я вообще совершенно забыла, что это такое! Еще можно было направить ее в социальные службы для получения помощницы. В общем, там столько всего можно было еще сделать! Но у меня не было ощущения, что я провалила, в целом и общем все было довольно хорошо.

На последней станции сидели две молодые женщины, одна из которых изображала пациентку с сердечной недостаточностью, которую только выписали. Она часто попадает в больницу, ест что попало и много пьет воды, и мне нужно было, посмотрев на ее анализы (а предварительно не забыв их у нее попросить!) проинструктировать ее на соответствующую ее болезни диету. Ей нужно пить не больше полутора литров в день, и это количество включает в себя чай, кофе, суп и даже йогурт. То есть каждый раз, когда она пьет кофе, ей нужно отлить из бутылки с ее дневной нормой воды в эту же посуду и вылить в раковину такое же количество воды. Ей нужно избегать продукты с большим содержанием соли - сыры, колбасы, соленья, консервы, и употреблять в день не больше чем 2 грамма сахара, это чайная ложечка без горки.

Также в ее анализах был слегка повышенный калий. Не зря я накануне зубрила нормы содержания в крови всех электролитов, мне это пригодилось - в карточке было написано значение калия и натрия, но не было указано, это много или мало (как это обычно делается всегда в ответах из лаборатории), я должна была знать! Я знала, но очень удивилась, потому что калий был на верхней границе нормы, а пациентка получает фусид, который снижает калий. В общем, достоверность этой истории болезни хромала на обе ноги, и мне пришлось инструктировать пациентку, какую еду ей можно, а какую нельзя - а это значит, нужно было назвать ей несколько видов еды с высоким содержанием калия (картошка, бананы), которые ей стоит избегать. А она все время спрашивала - так что же мне можно есть? и требовала назвать ей еду, которую ей можно! Я предложила ей крупы, овсянку, мясо, йогурты, еще что-то. Настойчиво отправляла ее к диетологу, но это не прокатывало, она говорила - что ж мне, умереть с голоду, пока я не попаду к диетологу? расскажи мне все! И я потела, припоминая нужные продукты.

Потом эти девушки меня спросили - как мне было проходить эту станцию? И удивились, когда я сказала, что нелегко, потому что я была безупречна! У них даже не нашлось для меня ни одного замечания, я все заметила, сказала и объяснила. И для меня эта станция была самой легкой и приятной из всех, к ней я оказалась готова лучше всего.

Вот так я и делала этот экзамен по нарастающей - от фиаско, провала и полной беспомощности к полной безупречности.

Потом мы еще какое-то время тусовались среди тех, кто был в середине пути и еще не прошел все станции, и рассказывали им по секрету все мелочи, которые нужно не забыть во время прохождения каждой симуляции. И еще полчаса сидела у машины, утешая свою подружку, которая очень болезненно перенесла все эти представления, и решила, что она все завалила, и горько плакала.

А потом мы, обсуждая экзамен, обнаружили, что нам подсунули на этот экзамен симуляции с других курсов. Нам было так тяжело проходить их, потому что мы это всерьез не учили! Симуляция про диабетическую стопу была с курса диабета, станция с умирающим от рака взята с курса онкологии, а бабка с переломом и шкалой фим, которую никто из нас не знал, была с курса гериатрии, и только сердечная недостаточность с UTI были по нашей специальности (хотя мне очень хочется отнести UTI к нефрологии и закричать - мы это не учили!!!). Но так как курс первичной медицины считается "общим", "кольбойником", то все эти симуляции с других экзаменов нам подсунули, не изменив в них ни слова.

Теперь все это позади, через полтора месяца у нас госэкзамен, и все! Все мои соученицы собираются отдыхать от учебы и вести нормальную жизнь - кто 10 дней, кто 20, а кто возьмется учиться недели за две (и сдаст лучше всех нас!). Я лично собираюсь сделать перерыв в учебе только на этот конец недели, чтобы успеть прочитать все, что мы выучили, распределив весь материал равномерно, и не сидеть в последние дни целыми сутками напролет. Во вторник у нас последний, прощальный урок в Рамбаме, и я навсегда распрощаюсь с этим учебным центром, в котором я учусь на разных курсах, с ума сойти, уже 4 года подряд!

P.S. Спасибо за все ваши комментарии и слова поддержки, я не могла на них отвечать, но все читала. Постараюсь за эти дни ответить хотя бы на некоторые. Спасибо!

Tags: учеба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →