Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

Пиво, журналистика и криминал - в баре, часть 2



Криминального журналиста со второго канала звали Гай Пелег, и он действительно очень крутой и известный журналист. Свой рассказ он начал с того, что пожаловался, как все время попадает в неловкие ситуации из-за того, что мы живем в слишком маленькой и тесной стране. Он рассказал нам, как однажды выступал на подобной лекции в одной фирме Севен Шалош, занимающейся уборкой и охраной, и рассказал им одну интересную историю про то, как одна из банковских служащих явилась в полицию в пятницу после обеда в полицию и заявила, что украла сотни миллионов из кассы и хочет, чтобы ее посадили в тюрьму. Это случилось в банке Мизрахи, служащую звали Эти Алон, деньги она украла для своего брата Офера Максимова, и это преступление гремело лет 17 назад по всем каналам. Эти пришла в полицию, и дежурный полицейский не хотел ее арестовывать, он сказал ей - женщина, сейчас пятница после обеда, вот-вот наступит шабат, иди себе домой, приходи в воскресенье! Но она очень настаивала. И тогда он позвонил своему начальнику, офицеру полиции. И тот сказал - оставь меня в покое, что ты хочешь от моей жизни? Пятница после обеда, почти шабат - пусть приходит со своей явкой с повинной в первый рабочий день следующей недели! Но Эти очень настаивала, и пришлось ее арестовать. А потом эти офицеры интервьюировались и всем рассказывали, как они ловко раскрыли это страшное преступление. Об этом Гаю рассказал адвокат Бени Нагари, и потом Гай с его помощью передал для Эти несколько вопросов, и она ответила! Исписала целый блок А 4 желтых листов, и из этого потом Гай сделал эксклюзивную статью, потому что это было ее первое интервью. И вот он это рассказывает, и слышит покашливание, смешки, непонятное движение среди публики... А потом к нему подходит директор и говорит ему на ухо - Гай, ты уж поосторожнее, один из наших директоров - бывший муж Эти Алон! Он рассказал еще несколько подобных историй и предупредил нас - если у вас есть среди родственников известные бандиты или преступники, сразу скажите мне об этом!



Гай Пелег рассказал нам, как его доверенный источник принес ему информацию о том, что Дуду Топаза собираются арестовать через несколько часов, и в полиции на него уже есть целое дело, и он стоит за нападениями на своих коллег. Дуду Топаз много лет назад был одним из самых популярных ведущих развлекательных телевизионных программ, кумир всей страны. И когда со временем его популярность стала угасать, и его начали задвигать и не приглашать в эфир так часто, как раньше, он не смог этого перенести и нанял преступников, которые нападали на людей, на которых он затаил зуб. И полиции удалось раскрутить ниточку и выйти на заказчика. И этот журналист Гай Пелег сумел разыскать Дуду - ему сообщили, что в этот момент он гуляет по парку Яркон. И он со своей съемочной группой рыскал по парку, пока не нашел Дуду, лежащего на травке под дубом.



И Гай подошел к нему и сказал - Дуду, ты знаешь, что тебя подозревают в том, что ты стоишь за нападениями на телевизионщиков? Дуду посмотрел на него пристально и сказал: "Гай, посмотри мне в глаза! Ты знаешь меня столько лет, скажи - ты этому веришь? Гай ответил - Дуду, я верю всему, что мне говорят! Я 20 лет работаю в журналистике, и я убедился, что возможно все! Если мне скажут, что Йорам Гаон (очень известный и почтенный израильский актер) напал на всех этих людей, я поверю! Ты никогда не можешь быть уверен, что хорошо знаешь человека, мужья не знают своих жен, родители не знают своих детей - как я могу быть уверен? Интервью с Дуду вышло одновременно с его арестом, и Гай, выпустив скуп, сорвал кучу комплиментов и внимания к своему репортажу.

Но большинство его журналистских удач были, как он признается, случайностью - ему просто повезло оказаться в нужное время в нужном месте. Например, когда расследовали преступления Ольмерта (этот человек несколько лет был главой израильского правительства, нашим шестнадцатым премьер-министром), в день, когда он впервые предстал перед судом по обвинению в коррупции, Гай Пелег вместе с другими журналистами был в зале суда. Гай занял место в углу возле выхода, и намеревался улизнуть из зала суда через некоторое время после начала. Судья призывает Ольмерта к ответу и просит его объяснить, каким образом некий внутренний документ из его канцелярии попал к представителю проекта строительства жилищного комплекса Холиленд, и утверждает, что передача этого документа главой личной канцелярии премьер-министра Шулой Закен доказывает коррупционные связи между Ольмертом и заказчиком. И Ольмерт говорит - почему бы вам не спросить об этом ее саму, госпожа Закен сидит тут, в этом зале? В общем, как всегда, выкрутился.

Гай Пелег выходит в туалет. И в мужском туалете, когда он уже закончил свои дела и собирался выйти из кабинки, он вдруг слышит отчаянные женские рыдания. В мужском туалете!! рыдает Шула Закен, ее утешает лучшая подруга Сиги, которая сопровождала ее на все заседания суда, она умывает ей лицо, а Шула кричит - он продал меня, да как он смеет, сколько я могу все брать на себя, как он может допустить, что меня считают взяточницей, я все сделала для него, как он мог, почему он мне это делает?!
И Гай стоит в туалете, не дыша, слышит все это и задается вопросом - этично ли ему опубликовать то, что он подслушал в туалете? С одной стороны, туалет - это общественное место. А с другой стороны, туалет - это интимное место, и женщина, которая плачет в туалете, вовсе не ожидает, что в кабинке прячется любопытный журналист с очень большими ушами. В общем, он застегнул ширинку, вышел, Шула посмотрела на него в изумлении, и Гай зачем-то сказал ей - не волнуйся! И тут в туалет зашел Янки Галанти, личный помощник и близкий друг Ольмерта. И Шула не сдержалась и напустилась на него с криком, и все, что она говорила раньше своей подруге Сиги, она повторила еще раз. И так как все произнесенное ею было сказано уже при свидетелях в публичном месте, то Гай решил, что теперь он уже имеет право это опубликовать.
Галанти успокоил Шулу, и в зал суда она вернулась спокойной. А Гай побежал готовить сенсационный репортаж в новостях, и вечером вышел в эфир с заявлением - "Сегодня утром я в очень интимной обстановке был свидетелем начала глубокого кризиса в отношениях Ольмерта и Шулы!", и бегущей строкой внизу были процитированы все ее слова. На следующее утро после эфира Ольмерт изменил все свои показания. Он вошел в зал, остановился у кресла Гая и сказал ему: "Пелег, я надеюсь, сегодня ты не найдешь в туалете новую сенсацию!".
Представьте себе, - сказал Гай, - что я бы остался до конца заседания, как все другие журналисты, не выскользнул бы в туалет и не стал бы свидетелем этой сцены, а также не помчался бы в редакцию, а вместо этого записывал вместе со всеми все, что говорилось в зале суда. Что эксклюзивного я принес бы в эфир? Все СМИ повторяли одно и то же, и только моя история взорвала эфир.
Потом, когда телефон Шулы был конфискован, в нем было найдено 9 уцелевших записей разговоров Ольмерта, и 80 следов стертых записей. Так вот, во время их встречи на следующий день первые слова, которыми начал Ольмерт их встречу, были - если уж ты побежала плакать в мужской туалет, какого черта ты делала это в присутствии Гая Пелега?!
После всего сказанного возникает интересный вопрос - что делала Шула Закен в мужском туалете? Просто на этом этаже как раз в то самое время в женском туалете шел ремонт, и Шула, вылетев из зала суда в расстроенных чувствах, увидела табличку и побежала прямо в мужской туалет.
К сожалению, Шула до сих пор продолжает выгораживать Ольмерта и не идет на сделки со следствием, хотя ей предлагали стать государственным свидетелем в обмен на снятие всех обвинений.



Гай Пелег часто выступает на разных конференциях, и как-то раз его пригласили выступить на конференции адвокатов в Эйлате. И его жена, добрая душа, сказала - что тебе мотаться туда-сюда, возьми комнату в отеле, переночуй там и отдохни один день. У них с женой двое детей-близнецов, и выспаться очень проблематично. Так он и сделал - выступил, выспался, посидел с книжкой на берегу моря все следующее утро, и включил телефон только когда вышел из аэропорта. Его телефон оказался забит сообщениями - где ты? ты срочно нужен! ты пожалеешь! немедленно отвечай! Оказалось, его источник раздобыл эксклюзивную информацию про известного израильского певца Эяля Голана, которого вместе с его отцом обвинили в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним. И Гай прямо из аэропорта летит в студию, и редактор ждет его, на его пляжную одежду с кроксами надевают сверху пиджак с галстуком, и он выходит в эфир и первым рассказывает все подробности этой истории. За этот эфир журналист получил кучу комплиментов и внимания. Пелег говорит, что вообще-то собирался включить телефон только на следующее утро, чтобы хоть один вечер отключиться от работы - но эта история его бы не дождалась.



Интересные истории всегда падают на тебя, когда ты не готов. Когда его жена рожала, журналисту позвонили с рассказом о том, что просьба о помиловании президента Кацава отклонена. И его жена сказала - бери такси и езжай! Но Пелег решил остаться с женой, и отдал эту историю своему другу-журналисту. И когда он вместе с женой смотрел новости, жена сказала - ты, наверное, сейчас локти кусаешь, что упустил такую историю! Даже во время медового месяца, 15 лет назад, когда он два месяца путешествовал по Бразилии, он продолжал работать! Тогда не было такой развитой инфраструктуры, как сейчас, и интернет с мобильными телефонами не был таким доступным, и Гай попросил своего друга каждый день присылать ему сводку новостей на факс в бразильском отеле. И когда он узнал, что один убийца удрал из Израиля и сейчас находится в Аргентине, он вызвался заскочить в соседнюю страну и проинтервьюировать его, но не вышло.

Гай рассказал, как он стал криминальным журналистом, и с чего все началось. Он начинал в местной газетке спортивным обозревателем, но всегда хотел большего. И вот однажды ему попалась на глаза новость об убийстве солдата в Нетании. В Нетании тогда жил известный криминальный авторитет Алекс Дубицкий, у него была подруга Пнина, сын которой вернулся из армии на выходные, взял машину Алекса - и был убит по ошибке. Прошло несколько дней, убийца решил закончить начатое, и когда Алекс с подругой, которая как раз переживала траур, вышел пройтись по набережной, напал на них и выпустил целую обойму. Пнина была убита, Алекса только ранили, он погнался за убийцей, сорвал с его головы чулок, но тот успел вырваться и убежать. Газеты были полны кричащими заголовками - "Два дня спустя после убийства сына убита и его мать!", "Разгул преступности в Натании!", "Полиция беспомощна!". Я решил поговорить с ним, перевернул все и добился с ним встречи. Как? У меня был знакомый, известный адвокат, который был знаком со всеми интересными русскими, он мне это и устроил. И пару дней спустя я попал в пентхауз. У входа меня встретили два телохранителя-шкафа, и через полчаса ожидания ко мне в белом шелковом халате на голое тело вышел сам Алекс. Мы с ним поговорили, он сказал мне, что никого не боится, и ходит везде без телохранителей, а дома есть охрана только потому, что он живет с мамой, и просил передать убийце, чтобы тот пришел к нему, чтобы поговорить как мужчина с мужчиной. Статья вышла в пятничном номере, а во вторник Алекс Дубицкий уже лежал в луже крови на центральной улице, и интервью с ним Гая Пелега осталось единственным его разговором с журналистами. Да, в профессии криминального журналиста есть недостатки - ты теряешь очень много знакомых.
Гая заинтересовало, кто стоял за всеми этими убийствами, и вскоре он вышел на знаменитого преступника международного масштаба Феликса Абутбуля. Среди его деяний было похищение в центре Лондона министра транспорта Нигерии, которого усыпили и положили в гроб, который собирались вывезти в Нигерию на самолете, но в последнюю минуту их поймали. Когда Феликс вышел из тюрьмы, он вернулся в Израиль, решил возглавить преступный мир и начал убирать конкурентов. Кстати, его тоже убили 16 лет назад на входе в его собственное казино в Праге. Но Феликс Абутбуль оставил после себя двух сыновей - Аси Абутбуля и Франси Абутбуля. Есть два Франси Абутбуля, они двоюродные братья и оба преступники, один рыжий, он убил мальчика Раанана Леви из кибуца Шфаим, а второй, "чернявый", сын того самого Феликса Абутбуля (Маноа). Братья ненавидели друг друга. И каждый раз, когда Гай делал репортаж об одном из Франси Абутбуль, редакторы путали фотографии, и после эфира ему звонил из тюрьмы Франси Абутбуль и кричал - ты ставишь вместо моей фотографии фотку человека, который убил ребенка?! А второй наезжал - ты ставишь мою фотографию вместо того, кто избил свою жену?!



Один парнишка, который служил в армии в разведке, хотел пойти служить в полицию, вместо этого его внедрили в фирму, которая поставляла телохранителей, и в итоге он стал телохранителем Франси Абутбуля, и на основании записей и скрытой съемки тайного агента полиции против Франси возбудили уголовное дело об убийствах, похищениях, вымогательстве и прочих нарушениях закона. И тогда Гай сказал себе - я интервьюировал Феликса Абутбуля, я интервьюировал Алекса Дубицкого, с которого все началось - я просто обязан сделать репортаж о Франси! Он подал просьбу в управление тюрьмами, Франси согласился на встречу, Гай взял съемочную группу и поехал в тюрьму Навха в Мицпе Рамон, это далеко на юге, три с половиной часа езды. Приехали, и начальник тюрьмы сообщает - извините, Франси отказался от встречи. Я говорю - мы ехали три с половиной часа, и он отказывается? Ну, и кто его заставит? Так и уехали восвояси несолоно хлебавши.
А через три месяца конкуренты выпустили противотанковую управляемую ракету Лау по дому его брата, Аси Абутбуля. Все были в шоке! Представьте себе, обычный район Рамат а Полег в Нетании, нормальные дома, нормальные соседи - и кто-то стреляет по дому ночью из ракеты!! Газеты взрываются заголовками, соседи выходят на демонстрации, шум, гам, скандал! Через пару дней мне звонит Франси из тюрьмы и говорит - посмотри, какой ужас, мы же жертвы! в дом моего брата стреляют из ракеты, а полиция вместо того чтобы поймать преступника, закрывает сеть наших ресторанов! Я хочу интервью!
Гай заказывает съемочную группу, едет в тюрьму к Франси. На этот раз это другая тюрьма, таких опасных заключенных часто переводят из тюрьмы в тюрьму, чтобы они не заводили связей. Едет в тюрьму в Йокнеам, приезжает - и ему опять говорят: извини, Гай, Франси отказался разговаривать.
Через несколько месяцев в газетах пишут, что Франси нашли в камере без сознания, его хотели убрать и накачали наркотиками. Франси перевели в больницу, и оттуда он звонит Гаю. "Смотри, что со мной сделали, я против наркотиков, и мой папа всегда был против наркотиков, а в газетах пишут, что я наркоман! Приезжай, я хочу говорить!" И в третий раз, уже в третьей тюрьме Франси заговорил. По мнению Гая, Франси не сказал ничего интересного, всякие клише и банальности, но редактор, просмотрев кассету, запретил ее редактировать и пустил в эфир как есть, настолько это получился сильный материал. После эфира журналисту оборвали телефон, его мама звонила и жаловалась, что все ее подруги думают, что ее сын связался с преступниками. Позвонил и Франси, и сказал - брат мой, если уж ты поставил музыку к моему интервью, то почему ты выбрал какие-то скрипки? Надо было поставить саундрек из "Крестного отца"!!!
А перед тем как Франси выпустили из тюрьмы, полиция задержала его заклятых врагов, криминальных авторитетов Рико Ширази и Шалома Домрани и предупредила их, чтобы не смели затевать новые разборки и убивать Франси. И вот как-то ночью звонит Франси и сообщает - приготовь съемочную группу, завтра ночью мы заключаем мир! Пелег заказывает операторов, ждет всю ночь - ничего не происходит, и на телефоны никто не отвечает. Через день ему звонит личный водитель Франси Миха и сообщает - это точно случится завтра ночью! Пелег заказывает съемочную группу, и его вызывает на ковер начальство. Второй телевизионный канал это вам не первый государственный, где свободно платят дополнительные часы операторам, на втором канале умеют считать деньги и требуют ответа, почему рабочие часы уходят впустую, где репортаж?
Снять сцену перемирия не удалось, криминальные авторитеты пожали друг другу руки и заключили перемирие в Бней Браке в присутствии одного уважаемого раввина, и эту новость выпустили в эфир в вечернем выпуске новостей - "Сулха гдоля, великое перемирие, закончились разборки, главы криминальног мира Рико Ширази и Шалом Домрани заключили перемирие с Франси Абутбулем!". Как вам новость?
А после эфира Пелегу звонит разгневанный Франси и кричит - ты меня опозорил! Что случилось?! Оказывается, в эфире сказали, что Рико Ширази глава преступного мира, и Шалом Домрани глава преступного мира, а про Франси Абутбуля такого не сказали! И он требует сатисфакции, нового эфира и опровержения, в котором его тоже назовут главой преступного мира!!! Иначе ты труп!
И испуганный Пелег пытается исправить свою оплошность. Звонит адвокату Франси и говорит - спаси меня! Что мне делать? И адвокат говорит - а ты возьми у Франси интервью, и назови его главой преступного мира! Но редактор не разрешил, и сказал - отстань от меня со своими преступниками! А через несколько дней Франси убили, и его смерть не раскрыта до сих пор.

Чтобы мы, слушатели, не подумали, что Гай Пелег специализируется только на одной преступной семье, он рассказал нам про свои связи с другой семьей известных преступных авторитетов Альперонов. Однажды, когда одного из членов семьи, Ари Альперона, судили, в зале суда Гай увидел его брата Нисима и сказал своему оператору Семену - сними мне его! Семен сказал - нет! Нисима нельзя снимать! Гай стал его уговаривать, говорит - чего ты боишься, тут полно охранников! Семен ни в какую! Тогда Гай позвонил начальству, которое надавило на Семена, и тот направил камеру на Нисима. Нисим увидел, что его снимают, и бросился на Семена, тот отшвырнул камеру (12 килограмм), бросился наутек и закричал, показывая на Гая - это он мне приказал, это он! Разъяренный Нисим достал связку ключей, на которой висел швейцарский нож, открыл его и прохрипел - я получу за тебя пожизненное заключение, но я тебя убью! В общем, it was beginning of the beautiful friendship между Гаем и Нисимом и всей их семьей.



Когда в полиции арестовали сына Ахувы и Якова Альперона Дрора и обвинили его в вымогательстве, Гай встретился с Яковом и взял у него интервью по этому поводу. Когда они расстались, и каждый поехал в свою сторону, Гаю начала звонить Ахува и спрашивать - где Яков? Гай не знал, что ей ответить, Яков уехал домой и пропал. И тут он получает на бипер сообщение о взрыве машины, похоже на криминальные разборки, личность погибшего неизвестна. Ахува все время звонит и говорит - Яков был на белом Форде! Проверь, что с ним! Гай звонит знакомому полицейскому офицеру и говорит - взорвали случайно не белый Форд? Да, белый Форд! - отвечает полицейский. Гай ничего не говорит Ахуве, та снова звонит и говорит - на Якове были белые кроссовки Адидас! Гай звонит полицейскому, и тот подтверждает, что на трупе были белые кроссовки. Журналисту пришлось рассказать Ахуве о произошедшем. После всего случившегося редактор говорит - а хорошо бы сделать репортаж об этой семье и поговорить с Ахувой! Только ни у кого не получается это сделать, потому что Нисим бьет всех, кто приближается к дому. Поэтому посылают Гая. Тот едет в Раанану, и возле дома Альперонов встречает съемочную группу второго канала. Зовет их с собой, а те говорят - мы не пойдем, нас уже побил Нисим! Еле еле находят какого-то частного оператора, чтобы снять интервью с Ахувой.
А через некоторое время сына Ахувы Омера тоже обвинили в вымогательстве и рекете. Это произошло в лобби гостиницы Хилтон, и Гаю удалось добыть съемки с камер гостиницы. Выглядело это так - бизнесмен был в костюме и галстуке, с ним сидел парень с каской на голове, и они обменивались записками. Гай сделал об этом репортаж "Так выглядит современный рекет в криминальном мире!". Не успел его репортаж выйти в эфир, как ему звонит Ахува и кричит - ты хочешь похоронить моих мальчиков так же, как похоронили их отца? Так я позабочусь о том, чтобы похоронили тебя!
Гай очень испугался, кое-как через посредников удалось уладить этот конфликт. Сейчас у него с Ахувой прекрасные отношения, и после каждого эфира она присылает ему сообщение: "Ты просто король!!!!!!! (капарони - мелех!!) с десятью восклицательными знаками.

На этом выступление Гая закончилось, и он предложил задавать ему вопросы. Один из студентов ничтоже сумняшеся спросил - а почему бы полиции не расправиться с этими недоумками и не расстрелять их всех или взорвать? И поперхнувшемуся журналисту пришлось объяснять мальчику, что мы вообще-то живем в правовом государства, и мы не можем себе позволить уподобляться преступникам и истреблять их без суда и следствия. Хотя я вообще-то помню, что лет восемь-десять назад в моем родном городе Нагарие группа полицейских, отчаявшихся обуздать преступность, начала действовать такими же методами и взрывать преступников. Полицейских разоблачили, и был большой скандал. Так что даже этот абсурдный сценарий умудрились претворить в жизнь.

Я уже писала вчера, что не нашла ни малейшего проблеска смысла в этой крысиной гонке за свежайшими новостями и эксклюзивом. Наверное, человеку, который первым узнает все главные новости и решает, какими из них накормить широкую публику, кажется, что он держит бога за бороду. А мне, как бывшему журналисту и как человеку, который вообще не смотрит телевизор, вся эта работа на износ в журналистике кажется такой малозначительной и ненужной! Мы с Гаем Пелегом могли бы об этом поспорить, но я к этому моменту была очень занята - после его лекции к моменту вопросов от публики я, отравившись пивом, как раз сползала по стенке бара и пыталась поймать свою голову, медленно уплывающую к горизонту...

P.S. Моя подружка Котирка сегодня тоже написала пост о нашем походе на лекцию, можно сравнить наши с ней версии:-)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →