Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

В лифте

Мы отправлялись на ужин. Вышли из нашего номера на четвертом этаже и пошли к лифтам. К нам троим подсела румынская семья - два папы и трое детей-подростков. Лифт оказался набит полностью, но не больше разрешенного лимита - 8 человек, или 630 килограмм, - нас было ровно 8, но детишки весили намного меньше.
Лифт медленно полз между этажами. На втором этаже он остановился, но люди, ожидающие лифта, увидев плотно набитую кабинку, отшатнулись и повернули к ступенькам. Я осуждающе подумала - если бы я жила на втором этаже, я бы ходила пешком. На первом этаже лифт опять остановился, открыл двери, и я увидела красивый холл, пианино, мягкие кресла - и сказала Милке - надо сюда заглянуть и посмотреть, что тут есть. На первом этаже никого не оказалось, люди нажали кнопку вызова, не дождались и ушли пешком, поэтому мальчик-подросток нажал на кнопку закрывания двери, и лифт поехал. А потом вдруг странно дернулся и остановился. Мы застряли.

Милка сразу поняла, что происходит что-то плохое, и тут же заплакала. Румыны стали жать на кнопки. Я обнаружила кнопку вызова диспетчера и нажала на нее. Раздался резкий звонок в виде сирены. Он испугал Милку, и она зарыдала еще громче. В лифте она была самой маленькой, и ее принялись все утешать.
На звонок никто не реагировал, и мы начали жать на него снова, а Милка - рыдать.
Наконец через несколько долгих минут на наш клич откликнулись, и к лифту подсоединились. Вовка на английском объяснил диспетчеру, что мы застряли между первым и нулевым этажом, что с нами дети, и пусть нас поскорей спасут. Выяснилось, что румыны не говорят на английском. Два мужика были, скорее всего, братьями, они были очень похожи. Один из них попытался отжать створку лифта, мы увидели бетонную стенку, и тут же отпустил створку.

Когда я представляла себе застревание в лифте, то всегда думала про ситуацию, когда в кабине я одна. Я сажусь на пол, устраиваюсь поудобнее и готовлюсь к долгому ожиданию. Свет, скорее всего, погаснет, и придется ждать в темноте. На сколько времени хватит батарейки моего мобильника? И желательно не застревать в лифте с полным мочевым пузырем, это может стать проблемой.
А на самом деле это оказалось совсем иначе. В лифте для восьмерых едва хватало места, чтобы стоять. Свет не погас, слава богу, но зато воздух закончился очень быстро. Похоже, там вообще не было вентиляции, или она не работала, но нам очень быстро стало нечем дышать, и нас накрыла вторая волна паники.
Румын стал барабанить по стенке лифта, я остановила его и показала на кнопку вызова. Он нажал на нее и уже не отпускал. С нами снова связались, и сказали, что через пару минут нас вытащат из лифта, и что помощь уже близко. А я говорила в микрофон на английском и на русском (тут все на нем говорят), что у нас тут четверо детей, что нам страшно, что нам нечем дышать, и пусть вытаскивают нас поскорее, а Милка рыдала фоном.

Скоро дышать стало нечем совсем. Я чувствовала себя как подводник на затонувшем корабле. Милка забралась на руки к Вовке, обхватив его руками и ногами, как обезьянка. Лица румынов побагровели. Их детишки, лет 10-13, одна девочка постарше и два мальчишки, сначала держались очень хорошо и утешали Милку, а потом тоже расклеились и потеряли лица. Было психологически очень дискомфортно стоять вплотную лицом в другого человека, не имея возможности даже повернуться. Мое комфортное пространство для дистанции до другого человека было больше, чем размеры этого лифта, а тут в него вторглись 8 человек. Было очень жарко, воздуха не было уже вообще. Я начала размышлять, как это произойдет, и кто из нас первым упадет в обморок, и кто продержится дольше всех. Черт побери, тут даже падать некуда! Нам придется валиться в обморок вповалку!

А еще впридачу ко всему в этом лифте не было связи, интернет не ловился (это же лифт!), и даже попрощаться с миром, зачекинившись в фейсбуке и послав последний привет, было невозможно. Румынские дети то и дело вытаскивали мобильники и проверяли их. Милка непрерывно ныла. Я старалась дышать пореже, стараясь не думать, сколько процентов кислорода осталось в воздухе, которым мы дышим. Диспетчеры уже не отключались, мы слышали переговоры, и нас это немного успокаивало. Периодически мы начинали нажимать кнопку вызова - просто от страха. Веселого было мало, никогда не думала, что мне придется умереть, задохнувшись в маленькой коробочке лифта, как в гробу, и что смерть от удушья это такая страшная смерть.
Милка потом говорила, что не чувствовала, что ей трудно дышать, и что воздух был спертым. "Это потому что взрослые перестали дышать, чтобы детям осталось побольше воздуха!" - сказала она. Бедное наивное дитя! Просто она была самой маленькой, и на ее уровне никто не дышал. Подростки были чуть повыше, и за кислород на уровне их роста конкурировали сразу три организма. А взрослых было целых четыре человека, и кислорода нам не хватало больше всех, и в глазах мужчин я видела панику и страх, а я сама транслировала наружу отчаяние и безнадежность.

А в двух шагах от нашей драмы, от лифта, где боролись за жизнь восемь человек, задыхаясь в маленькой бетонной коробочке, гремела музыка, раздавали еду, смеялись, жевали, болтали и прогуливались люди. А я думала - черт побери, почему этому лифту угораздило сломаться именно на нас? Почему я не вернулась в номер за забытым мобильником или карточкой? Люди могут прожить целую жизнь и ни разу не застрять в лифте, почему же именно нам так "повезло". Раньше я никогда не думала, что это так страшно. Мне кажется, в Израиле лифты более "дырявые", в них больше отверстий для проникания воздуха, и всегда есть вентиляция, а здешние лифты почти герметичны.

Мне трудно сказать, сколько времени мы провели в лифте. Вовка говорит - минут пять. Я думаю, минут двадцать. Мне казалось, намного больше, но нам бы не хватило воздуха, чтобы продержаться. Лифт задрожал и открылся. Мы оказались на уровне нулевого этажа, на ступеньку ниже. В холле собралась огромная толпа зевак, глазевших на то, как мы по одному выбирались из лифта, пошатываясь и держась друг за друга...

После ужина мы с Милкой пошли в номер по лестнице и пообещали друг другу больше никогда в жизни не ездить на лифте. Кстати, четвертый этаж здесь соответствует нашему пятому, потому что есть еще и нулевой, а ходьба по ступенькам очень полезна. А бесстрашный Вовка без всяких комплексов вернулся в номер на том самом лифте, в котором мы застряли (его тут же починили и пустили в ход), и никакие страхи его не тревожили. А я, похоже, больше не рискну еще раз посетить эту конструкцию, в конце концов, в моей жизни самый высокий этаж, на который мне приходится взбираться - это 11, а это мне вполне по силам. Ну, буду приходить на собрания медсестер слегка запыхавшись и очень потной, выходить буду сильно заранее - зато останусь живой...
Теперь мы вместе выходим из комнаты, Вовка направляется к лифтам, а мы с Милкой идем по лестнице. Порой мы даже приходим раньше! Страшные дела творятся в этой гостинице, судя по количеству людей на лестнице, очень многие уже застревали тут в лифте и решили ходить пешком...

P.S. А вот как описал это происшествие мой муж. Сравните, так сказать, впечатления драмы-квин и обычного человека:

Анимация в отеле просто офигенная. Только что, по дороге на ужин, побывали в застрявшем лифте. Причем не какая-нибудь дешевая подделка, а самый настоящий лифт застрял. И, кстати, не поскупились - лифт простоял закрытым минут пять-семь, не меньше. И вытаскивал нас настоящий техник, вот! Милка очень впечатлилась, что твоя комната страха в луна-парке.
Tags: отпуск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →