Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

На концерте фламенко

В хайфской рассылке прислали рекламу о концерте фламенко с недорогими билетами, и я сразу заказала билеты. В кассе Браво билеты на этот концерт были дороже на 35 шекелей. В интернете покупать удобнее, а лицом к лицу дешевле. Чтобы забрать свои билеты, мне пришлось ехать на Адар в Бейт Оле к Авнеру.



Бейт Оле — это Дом Репатриантов, я не была там сто миллионов лет, примерно с 2000 года. В 2000 году я поступила в медучилище, и очень переживала из-за своего недостаточного для учебы иврита (и правильно переживала), и пыталась его улучшить всеми доступными мне способами. Например, покупала в букинисте книги на иврите, читала их и сдавала обратно. Сперва мне всучили детектив (не)известного(мне) израильского писателя Рама Орена. У него был такой богатый роскошный иврит, что я не смогла продраться дальше первой страницы, на которой двое встречаются в гостинице. Кстати, я до сих пор не прочитала ни одного его романа. Я вернула книгу в букинист, и вместо нее мне посоветовали простенькую подростковую повесть "Водительские права", которую мне было легко читать, и которая мне очень понравилась. А еще я записалась на курсы иврита в Бейт Оле. Курсы были заявлены как иврит высокого уровня для продолжающих. К тому времени я уже закончила ульпан алеф, ульпан бет и ульпан гимель, и поучилась ивриту достаточно, чтобы сбежать с первого же занятия и вернуть деньги. С тех пор я больше не была в Бейт Оле.



Концерт фламенко проходил в Аудиториуме, и это было совместное испано-израильское выступление. Я так долго искала парковку, что опоздала минут на 7 (выехав за полчаса! Езды там минут 5, не больше), слава богу, концерт начался с опозданием, и мы не опоздали. Зал был набит, люди сидели с цветами наготове. Свет в зале потушили, а занавес не подняли, и пару минут зрители сидели в темноте перед опущенным занавесом и молча недоумевали.

Занавес подняли, сначала долго играли гитары, потом на сцену вышел мужчина небольшого роста и завыл. Я читала, что в фламенко начинает гитарист, он играет, играет, входит в состояние как бы транса. Затем певец начинает входить в то же самое состояние. А танцор слушает их, "заводится" от них и только тогда, когда уже может выразить то, что чувствует, он встает и начинает танцевать.

Насколько я понимаю, нам посчастливилось попасть на концерт фламенко в стиле канте гранде, это древнейший фламенко в серьезном, глубоком, драматическом стиле. Наконец-то появившиеся танцовщицы были одеты в черное, и все люди на сцене тоже. Сцена тоже была черной, света почти не было, и танцоры танцевали в легких клубах то ли пара, то ли дыма, то ли пыли.



Нам достался четвертый ряд в середине, отличные места, и вся сцена была видна как на ладони. Я хорошо видела лица артистов, и мне даже удалось снять несколько роликов. Но все равно света ужасно не хватало, и хотелось включить свет, чтобы как следует всех разглядеть.

Я смотрела на артистов и гадала, кто из них испанец, а кто израильтянин. Примой была немолодая испанка величественной комплекции. Она лихо носилась по сцене, немилосердно стуча каблуками, а мы, медсестры с неисправимой профессиональной деформацией личности, гадали, глядя на нее, к каким болезням приведет ее подобный образ жизни лет через десять. Сошлись на проблемах с коленями и сотрясением мозга от чечетки.

Пять девушек-танцовщиц, переодеваясь по ходу действия, постепенно сменили свои наряды с черных на темные, а потом на ярко желтые, и перестали сливаться со сценой. А в конце, на бис, артисты выстроились полукругом, стали хлопать в ладоши, и каждый из них по очереди вышел в середину и станцевал свой танец.



Станцевали все, даже певцы, только гитаристов решили не мучить. Меня поразил танец невысокого певца, ему на вид было лет сорок, но танцевал он как глубокий старик, скупыми, экономными движениями, отточенными до совершенства, и сразу было не понять, что не так в его танце.

Надо сказать, что испанское фламенко воспринималось мной лучше, чем восточная музыка на предыдущем концерте, несмотря на сложный, рваный ритм и пение, больше похожее на вой или крики птиц. Нам привычнее фламенко стиля канте чико, маленькое, народное фламенко. А это фламенко было искусством более высокого полета для посвященных, причем пения и музыки в нем было едва ли не больше, чем танца. Хотя я бы предпочла, чтобы эти артисты были чуть-чуть ближе к народу, и спели и станцевали чуть больше чико и чуть меньше гранде.
Tags: культур-мультур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments