April 14th, 2021

Милка-кукла

Мать-ехидна

Мне позвонили со школы, и Милкина учительница физкультуры сказала, что у дочки боли в груди. И что она сказала учительнице, что боли начались вчера (!!! нам она ничего не говорила). Я с Милкой поговорила и сказала ей идти домой. Учительница попросила меня написать ей в вотсап, что я разрешаю дочке идти домой одной. Но из школы ее не отпустили! Мне позвонили из секретариата и сказали, что не могут взять на себя такую ответственность, и отпустить одного ребенка домой. Так что ей пришлось возвращаться на последний урок, и идти домой в обычное время. Я понимала, что выгляжу в глазах педагогов как мать-ехидна, но я не увидела в этой ситуации ничего серьезного, ради чего мне нужно было срываться с работы и мчаться в школу, чтобы забрать Милку и отвезти ее 500 метров до дома. Пока я вела переговоры с Русланом, чтобы он забрал Милку со школы, у Милки уже начался следующий урок, и она отправилась на математику и сказала, что забирать ее не нужно. А после уроков вернулась домой сама в обычное время.

Я заказала очередь к детскому врачу, и вечером повезла ее в поликлинику. Вовка приехал с работы, узнал про боли в груди и поехал с нами, так что в поликлинике мы как раз и выглядели как положено, как два взволнованных родителя, которые примчались с деточкой к врачу по первому писку. Я была спокойна, как слон, все-таки я немножечко разбираюсь в медицине и могу оценить риски и срочность - когда нужно скорую вызывать, а когда можно и домой пешком, как обычно. Поговорили с врачом, сделали кардиограмму, как я и ожидала, ничего подозрительного не нашли. К кардиологу решили не отправлять, незачем - пороки сердца мы исключили еще в младенчестве, а ничего другого в таком возрасте и быть не может. Измерили рост и вес, направили на анализ крови, который ей в последний раз делали в возрасте одного года, то есть примерно никогда. Теперь Милка начинает рыдать только от одной мысли, что ее будут колоть, так что я пока отложила это мероприятие на послепраздников. Мое семейство даже не понимает, какой сервис я им оказываю, что им не нужно никуда идти ради анализов, я им их беру прямо в кровати, не выходя из дома.

Учительница спорта позвонила мне тем же вечером, классная на следующее утро, спрашивали, были ли мы у врача, и как себя чувствует дочка.

А у меня от всей этой истории когнитивный диссонанс. С одной стороны, я очень хорошо понимаю педагогов, которых наверняка бомбило от моего равнодушия, что я не стала срываться с работы и отправила больного ребенка одного домой пешком. А с другой стороны, я по голосу поняла, что там ничего серьезного, и посчитала лишним и ненужным срываться и срочно лететь в школу (хотя могла бы смыться с работы пораньше под этим предлогом и полдня не работать). Прошло несколько дней, дочь весела и прыгает, как коза; как показало время и проверка врача, я оказалась права. Но мне немножко не по себе от такого своего решения, и особенно когда я думаю, как я выгляжу в глазах учителей и коллег - черствой равнодушной мать-ехидной.