Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

"מות המשוררת" 2017



Ходили вчера с подружкой на израильский фильм «Смерть поэтессы». Я люблю смотреть израильские фильмы, а моя подружка любит актрису Евгению Додину, которая снималась в главной роли. Фильм очень необычный, это малобюджетное авангардное кино, странное и не всем понятное, я бы сказала — фестивальное. Начинается оно с допроса. Допрашивают арабскую девушку, мы видим на экране только ее лицо крупным планом. И между кадрами ее допроса разворачивается последний день жизни поэтессы — она делает покупки с доставкой в супере (не для себя, для дочки, с которой у нее нет связи), встречается с профессором, которому отдает рукопись своей поэмы, делает прическу в парикмахерской, покупает белый халат, делает педикюр, ужинает в ресторане, сидит на лавочке на набережной, заходит в прибрежный бар, где знакомится с Ясмин. Ясмин медсестра, у нее есть муж и маленькая дочка, она работает в доме престарелых. Но раз в неделю она говорит мужу, что идет на работу, а сама идет в бар искать приключений. Ясмин лесбиянка, но никто из ее семьи об этом не знает. И там она знакомится с Лени. А наутро ее допрашивают по подозрению в убийстве.


В Синематеке перед зрителями выступила одна из режиссеров и создателей этого фильма Дана Гольдберг, очень полная, очень странная, одетая по-мужски, но очень интересная и симпатичная женщина. После просмотра этого фильма я чуть не удрала, но, послушав Дану, изменила свое мнение, фильм оказался глубже, чем мне показалось.


Интересно было послушать, как его снимали. Сценарии будущих фильмов обычно подают в Союз Кинематографистов, где из них выбирают лучшие сценарии, которым достанется финансирование. Из 250 поданных заявок отбирают где-то 50, потом отснятый материал снова проходит отсев, и к финишу подходят 5-10 картин. Дана решила перепрыгнуть через первый отбор, и угрохала свое наследство на съемки. Картина хоть и малобюджетная, но обошлось ей это в 50 тысяч шекелей. А дальше они победили в конкурсе, и им выделили финансирование для монтажа.


Кроме двух профессиональных актрис, играющих главные роли, все остальные играющие в фильме были обычными людьми — продавщица, парикмахер, таксист, педикюрша, бармен играли сами себя. Евгения Додина снималась, понятия не имея о сюжете картины и о второй, параллельной ее части. А еще они пригласили настоящего следователя, который вел допрос за кадром, и сказали ему выжать признание любой ценой. И он отлично сделал свою работу, потому что и у допрашиваемой, и у зрителей было только одно желание — чтобы все это закончилось. Снималось это одним эпизодом, съемки шли пять часов, и закончились тем, что Ясмин дожали, и они призналась в убийстве, которого на самом деле не совершала (как мы это понимаем по финальным кадрам) — только чтобы закончить допрос. Очень многозначительная получилась сцена, обсуждающие ее зрители даже нашли параллели с делом Задорова. Я прямо представила себя на месте этой медсестры — сидишь, краснеешь, потеешь, рассказываешь правду, а тебе в лицо — сейчас мы выведем тебя на чистую воду! и так пять часов. А когда ты просишь адвоката, тебе отвечают - когда будет положено, тебе его предоставят! Тебе не отказывают! Но всем понятно, что адвоката тебе не получить. Дана говорит, что все это было чистой импровизацией, актеры выходили на съемки, не зная, о чем они будут говорить, и фильм снимал сам себя. Зрители тоже находили в фильме каждый свое, одна зрительница даже усмотрела нечто политическое в том, что арабка топит в море еврейку. А ее невиновность — это призыв остановить произвол судебных властей. И если учесть, что обвиняемая лесбиянка, то перед нами раскраывются бездны.


Ладно, буду закругляться, а то читать этот пост вы будете дольше, чем я смотрела сам фильм (пишу я этот пост уже точно дольше времени, чем смотрела фильм). Фильм мне понравился, хотя это кино не для всех, и к каждому просмотру не приставишь режиссершу, которая будет растолковывать тугодумам, что именно она хотела сказать, и как.


А после фильма я шла к своей машине по самому сердцу Центрального Кармеля, в самом что ни на есть центре города. Мне навстречу шла стайка девчушек, которые шарахнулись от роющегося в опрокинутой мусорке огромного кабана, едва различимого в темноте. Кабан был размером с овчарку. «Там кабан!» - предупредили они меня дрожащими голосами. «Ого!» - сказала я и пошла дальше прямо по дорожке. Прошла в метре от кабана, не повернув головы и не замедлив шаг. И кабан, опасное лесное животное, дикое и агрессивное , пугливое, как застенчивая девственница, даже глазом не моргнув, продолжил заниматься своими очень важными делами...
Tags: культур-мультур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments