Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

Categories:

Субботник

В Хайфу на прошлой неделе приезжала Соня gingema. Сначала она приехала прямо ко мне на работу. А когда кто-нибудь из друзей или знакомых приходит ко мне на работу, я по инерции начинаю их лечить — делать экг, мерить давление, проверять сахар, рассказывать про новые лекарства, делать прививки — только успевай уворачиваться! А Соня пыталась отвлечь меня от медицины разговорами за жизнь. Нам пришлось прерваться, потому что мне нужно было поехать на совещание старших медсестер, так что я закинула Гингему в торговый центр, а сама поехала в другую поликлинику. Там нам рассказывали, как делать монитор беременным по новой системе, чтобы запись сразу сохранялась в компьютере и автоматически отправлялась в специальный центр для расшифровки. Это очень здорово, потому что во-первых, листочек с распечаткой монитора положено хранить 25 лет (пока ребенок в животе не вырастет достаточно взрослым, чтобы подать на нас в суд), а так как наш гинеколог ленится их сканировать, то мы тонем в бумажках; а во-вторых, до сих пор я не могла делать монитор беременным, если у меня в поликлинике нет гинеколога, который может сделать расшифровку, а новая система развязывает мне руки.

Вообще-то в тот день я должна была еще и Милку успеть отправить на день рождения и забрать, но она как раз очень удачно заболела, так что я с чистой совестью оставила ее дома с няней и хотя бы это дело (включая покупку подарка) выбросила из оперативной памяти. А то мой день представлял бы собой одну сплошную беготню с одного места на другое, без малейшего шанса поговорить.



А потом мы с Машкой и Соней встретились в Греге, и там мы все вместе обедали и очень интересно беседовали. Так хорошо было! Мы столько смеялись! Это такое наслаждение — сидеть в кафе с подружками и болтать обо всем на свете! Машка рассказала прекрасную историю про одну знакомую, которая решила сделать операцию и исправить перегородку в сломанном в далекой юности носу. Дело было где-то в России, в маленький городок приехал пластический хирург из столицы, который выглядел как сумасшедший профессор, всклокоченный и вдохновенный. Но что-то пошло не так, и во время операции сумасшедший профессор несколько увлекся... Знакомая проснулась вся в бинтах и не может понять, что с ней случилось? Все лицо болит, везде бинты, а оперировать вроде должны были только нос. Оказалось, профессор в два счета сделал нос и увидел, что подбородочек висит, и все исправил. Сделал подтяжку, подрезал веки... КАК она на него орала — не передать! Денег за дополнительные операции он с нее не взял. Тетка в свои 60 стала выглядеть лет на 30. Я видела ее фотографии, никогда ей столько не дашь! Все свои старые фотографии, как настоящая женщина, она тут же удалила, так что сравнительным анализом «было-стало» заняться нам не удалось. Но история просто офигительная, из тех, что если в книжке такое написать, все скажут — вранье, так не бывает!

А еще мы ели вкусный суп, и очень вкусный хлеб, остатки я забрала домой, и мы с Милкой доели их на ужин. И кофе с печеньками «альфахорез», название которых мы никак не могли сперва прочитать, потом запомнить, а потом вдруг как начали встречать на каждом углу! В частности, это слово, оказывается, висит на вывеске на пекарне прямо у моего дома, а я готова была поклясться, что впервые встречаю это слово!
И прекрасным итогом этого дня было возвращение Гингемы в жж. Фейсбук окончательно скурвился, и мне удалось ее убедить, что жж с его новым (уже старым, полуторогодовой давности) соглашением не так уж и плох. И она вернулась!!!

А в пятницу нас с Вовкой пригласили в гости играть в карты и праздновать начало месяца бухабрь. Накануне мы с Вовкой поссорились, я хотела пристроить Милку куда-нибудь на время похода в гости, потому что у этих наших друзей нет маленьких детей, и по опыту, все время, проведенное в гостях, пока мы играем в карты, Милка будет пялиться в айфон, а это не самое лучшее времяпровождение для маленькой девочки. Лучше всего было бы отправить ее в гости к какой-нибудь подружке с ночевкой, но Милка приболела, поэтому я хотела попросить няню за ней присмотреть. Но Вовка вдруг воспротивился и заявил — зачем мы ее тогда рожали, если ты все время хочешь ее куда-нибудь спихнуть! Я сам позабочусь, чтобы она чем-нибудь полезным занялась! Будет читать книжку, будет рисовать, будет учиться играть в карты! Я сказала — ну-ну! и была права. Милка пять часов, с 5 вечера до 11, пролежала на диване лицом в мобилку. Хозяева восхищались — какая милая, тихая девочка, ее не видно и не слышно! А я бесилась, но молчала. Ну что тут скажешь? Невозможно занимать ребенка, пока сам режешься в карты и бухаешь виски с шампанским. Я даже не могу вспомнить название игры, в которую мы играли, но это точно не покер. Сначала карты раздают по одной, потом по две, и так до девяти, а все делают ставки. Потом ставки делаются вслепую, потом играют без козырей (бескозырка), потом уменьшают количество карт, пока не дойдут до одной. Я все время мухлевала поневоле, потому что путалась в правилах, но все равно по очкам была самой последней. Окахалось, что я плохо различаю масть, карты были такими вычурными, что пика и крест выглядели почти одинаково, и хозяева выдали мне очки. Это были ОЧКИ! Я впервые в жизни надела не дешевую подделку за 10 шекелей, которую я использую как линзу, быстро взглянуть, прочитать и убрать, а дорогие породистые очки из хорошей оптики. Оксана работает оптометристом, и я уже, кажется, решилась зайти в ее магазин и заказать себе на пробу очки. Это серьезный шаг к признанию своего старения, мне очень трудно смириться с идеей очков на моих глазах с еще совсем недавно идеальным зрением. Но одолженные мне очки были дивно как хороши, их не хотелось снимать, и я начала понимать, за что люди платят целые тысячи.

Перед походом в гости я испекла свой самый любимый американский морковный пирог. Я пекла этот пирог миллион раз, и всегда он получался безупречно. Но не в этот раз! В моих кухонных весах села батарейка, а рецепт этот весь построен не на пропорциях, а на граммах. Я всегда перед приготовлением взвешивала все ингридиенты. А тут взвешивать было нечем! Пришлось отмерять на глаз. Тесто вроде бы выглядело как обычно, но пирог из формы вылезать не хотел и развалился на две части - отдельно корка и отдельно серединка. Мы его все-таки вытряхнули из формы и даже надели корку на внутреннюю часть пирога, но пирог выглядел ужасно и совсем не представительно. Он был похож на чудовище, надевшее кожу человека из фильма "Люди в черном", а мне совсем не хотелось пугать хозяев. Так что ужасный пирог остался дома для внутреннего потребления, а в гости пришлось срочно покупать пирог из соседней пекарни за 5 минут до закрытия.

[Spoiler (click to open)]

А потом хозяева показали нам свой новый телескоп, огромный, дорогой, солидный и красивый, и даже разрешили в него немножко посмотреть. Но зимой все планеты находятся с другой стороны окна, так что в телескоп были видны только звезды. А на звезды смотреть неинтересно, ты видишь невооруженным взглядом яркую звезду, смотришь на нее в телескоп... и видишь там такую же яркую звезду, ничем не отличающуюся от первоначального варианта. Потом нам показали какую-то туманность — несколько тусклых звезд. Я не впечатлилась этим телескопом, хотя этого нельзя было показывать, иначе хозяевам станет очень обидно, они же кучу денег за него выложили. Они говорили, что у Юпитера и Сатурна в этот телескоп видны даже кольца, а на Луне можно разглядеть все кратеры, но все планеты спрятались за дом, и мы ничего не увидели. В 11 часов вечера я превратилась в злого полицейского и разогнала теплую компанию, которая бы еще заседала и заседала, уничтожая одну бутылку за другой. Но мне не нравилось, что Милка все 5 часов гостевания пролежала на диване носом в телефон, и я потащила семейство домой.



В субботу мне очень хотелось погулять по Мошаве Германит. У нас каждый год в конце декабря в городе проводятся праздничные гуляния и проходит фестиваль «Праздник праздников». Этот фестиваль всегда проходил в тесном арабском районе Вади Ниснас, но в этом году его из-за жалоб задолбанных гуляками жителей района перенесли на Проспект Бен-Гуриона, самое красивое место в Хайфе у подножия Бахайского храма. Мы никак не могли договориться, Вовка хотел в кино, а я хотела гулять, а Милка хотела все одновременно, и в конце концов решили пойти на компромисс — сначала мы гуляем, а потом едем в кино. Мы поехали на Мошаву Германит. Днем там не так красиво, как вечером, когда темнеет, и все гирлянды начинают светиться — глаз не оторвать! Мы немного походили по проспекту, и тут Милка увидела надувную собаку за 100 шекелей, и давай страдать! У меня были 100 шекелей, и это была как раз та сумма, что я собиралась потратить там на всякие глупости, но я не хотела покупать эту огромную собаку! У Милки и так перебор в мягких игрушках, у нас маленькая квартира, все эти звери уже никуда не помещаются, в ее кровати от игрушек и подушек нет места для сна, и я не хотела пускать еще одного монстра-пылесборника в дом. А Милка рыдала и лила слезы, и Вовка злился и психовал. Мы немножко побродили и ушли, ничего не купив и ничего интересного не увидев. А потом я увидела в фейсбуке, как там было красиво вечером — плюс к иллюминации там еще шли представления, и теневой театр на фасаде одного из домов. И народу было столько, что в половине пятого вход на Бен-Гурион перекрыли, и людей туда перестали пускать! А я так злилась, что сказала Милке и Вовке, что больше не пойду с ними на этот фестиваль. Сама буду ходить! Я его очень люблю, он такой красивый! Я на него хожу уже много лет подряд, у меня в жж каждый декабрь уже 10 лет есть отчет о прогулке на этом фестивале. Но такого ужасного похода у меня еще ни разу не было.
Это сердитый Вовка с расстроенной Милкой и керамика у них над головой крупным планом:




А потом позвонили соседи и рассказали, что в нашем подвале завелись бомжи. А так как я вместе с этими соседями представители домового комитета (ваад байт), то я все бросила и побежала домой вместо похода в кино, потому что другого времени со всем этим разбираться у меня не будет. Оказывается, у нас в подвале какая-то молодежь устроила тусовку. Там есть кровать с подушкой, куча пустых бутылок и окурков. А мы ничего не видели и не слышали, потому что они прокрадывались туда поздно ночью. Вход в подвал, который также бомбоубежище, находится прямо напротив наших квартир, на один пролет ниже. И мы стали замечать, что подвал всегда открыт. Мы его закрываем, а он снова открыт. А когда мы обнаружили там бутылки и окурки, то все стало понятно. Сосед вечером закрыл подвал на замок, а в 11 ночи сначала к нам, а потом к соседям завалились какие-то парни и стали требовать открыть подвал. Я их не видела, гуляла с собакой, а Вовка вышел к ним в своей пижаме летучей мыши. После этого до нас дошло, что в подвале ночами собирается тепленькая компания, и мы решили действовать. И в четыре руки — сосед с женой и мы с Русланом — собрали и вынесли на мусорку все, что было в подвале — и бутылки, и подушку, и диван, и какие-то столики, и вещи, и мусор, и все-все-все. У нас в подвале стояла этажерка, на которой я хранила всякий хлам, мою старую медсестринскую форму, Милкины старые игрушки, книжки, мозаику и игры в коробках, и я давно собиралась все это выкинуть отдать через бесплатное сообщество, да все руки не доходили, а этажерку забрать к себе на работу. И мы все запаковали в пакеты, вынесли на мусорку, а этажерку разобрали и сложили ко мне в машину, и в подвале стало чисто и пусто. Только старые компьютерные стулья оставили — вдруг война, хоть будет на чем сидеть. А я все рассказывала соседям, что у нас в СССР было такое явление, как «субботник», когда все жильцы выходили облагораживать территорию. И у нас в тот день тоже получился такой субботник.


На следующий день моя коллега спросила — чем ты в субботу занималась? Она привыкла, что я ей всегда рассказываю, как я бурно отдыхала в выходные. Я рассказала ей про субботник, и она обзавидовалась. Она живет в многоэтажном доме, и на парковке ее дома кто-то неизвестный выбросил строительный мусор, и он там лежит уже долгое время. И кто-то из жильцов пожаловался в муниципалитет в наивной надежде, что те уберут. А муниципалитет пришел и вкатил штраф каждой квартире по 2.5 тысячи шекелей. В доме много квартир, не меньше 25-30, это огромная сумма, за эти деньги можно было организоваться и нанять кого-нибудь. Но никто не чешется и ничего не делает, а штраф висит, и его надо платить, а жильцы все надеются, что проблема сама собой рассосется. Если бы я жила в таком доме, то давно собрала бы общее собрание жильцов и организовала бы субботник, каждый вынес по мешку — и дело в шляпе. Или можно деньги собрать и кого-нибудь нанять для уборки, это же проще простого! Эх, вздыхает коллега, нам бы тебя в наш дом, у нас никто ничего не хочет, и даже домкомитета нет, все друг на друга пеняют и никто не хочет платить... Мне больно даже слышать про такое, но я все же не совсем дурочка, чтобы наводить порядки в чужих домах, так что я сижу и молчу.


А вечером Вовка мне рассказывал, как много я пропустила, и какой хороший фильм они смотрели про Мери Поппинс, и как сильно он отличается от старого фильма в лучшую сторону, и что там все мелочи, которые не замечались нами в прошлом, и которые режут нам взгляд сегодня, вроде того что няня бросила детей одних и ускакала на свидание, в новом фильме исправлены. Подружка звала меня в кино на хороший фильм в Синематек, и мы с Русланом вроде бы планировали сходить вечером на Богемскую рапсодию, но никаких сил уже не было, и я больше никуда не пошла, сидела дома и занималась домашними делами — варила кашу, купала и расчесывала Милку, читала ей книжку, укладывала спать...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments