Женщина на грани нервного срыва (sestra_milo) wrote,
Женщина на грани нервного срыва
sestra_milo

Время разбрасывать камни

Начало

Время разбрасывать камни пришло, когда я вышла замуж. Сама будучи по специальности филологом, учительницей русского языка и литературы, я вышла замуж за сына учительницы русского языка и литературы – звучит как анекдот. В доме моего мужа книги были везде, даже в кладовке для них был построен целый стеллаж. Моя покойная свекровь 30 лет работала в школе и собрала огромную библиотеку, которая могла бы украсить любую школу, а мой муж увлекался фантастикой и всю свою зарплату тратил на книги. Мои мечты сбылись, я вышла замуж за библиотеку, в которой было все. Проблема была в том, что для меня в этом доме места уже не было. Так началась моя война с книгами.

Я с трудом отвоевывала для себя у книг жизненное пространство. В доме не было места для моих вещей, мне некуда было распаковать чемодан, и первым делом, оглядевшись, я освободила от книг ближайший шкаф. Книги не потерпели моего вторжения и жестоко мне отомстили – у меня, книгочея, книжного жителя, книжного червячка, вдруг обнаружилась жесточайшая аллергия на книжную пыль. Астматический бронхит закончился двумя месяцами госпитализации в больнице. Врачи никак не могли меня выписать – переночевав дома одну ночь, я возвращалась к ним с хрипами в легких, задыхаясь от кашля. Это была борьба не на жизнь, а на смерть, и избавиться от этой аллергии мне удалось непросто и нескоро, но это совсем другая история.

С моей любовно собранной библиотекой пришлось расстаться – в моем доме поселились квартиранты, а я переехала в квартиру мужа, в царство книг. Там не хватало места даже для меня, и от мысли взять с собой свою коллекцию мне пришлось сразу отказаться. Упаковав в стопки свои сокровища, я сложила их на верх антресолей в кладовке, откуда их постепенно практически полностью растащили квартиранты. Квартира уже была выставлена на продажу, но последние квартиранты все никак не могли выселиться, и я нашла им подходящую квартиру в доме у своей приятельницы. Зайдя ее навестить, я увидела на крылечке стопку своих книг. Ошибиться было невозможно – свои книги я могла бы узнать с закрытыми глазами, наощупь и по запаху. Устроив скандал, я забрала эту стопку, но обыскивать вещи квартирантов, разыскивая остальные книги, я постеснялась, тем более что они божились, что эта стопка затесалась в их скарб случайно. Получив ключи от квартиры, я первым делом провела ревизию содержимого антресолей и не смогла удержаться от слез над жалкими остатками моей коллекции. Концов было не найти – квартиранты сваливали вину на предыдущих жильцов, которые уже давно пропали с горизонта и найти их не представлялось возможным. Так канула в лету моя библиотека. Я до сих пор по ней скучаю. Там не было редких экземпляров, но все, что были – были моими любимыми. Может, оно и к лучшему, что в ее исчезновении я могу винить квартирантов и обстоятельства, ведь иначе мне пришлось бы уничтожить ее собственными руками, а это далось бы мне гораздо тяжелее.

С книжным изобилием нашей квартиры нужно было что-то делать – мы собирались уезжать в Израиль. Мы отправлялись налегке, не представляя, что нас ждет и куда мы едем, и разрешенный вес чемоданов не должен был превышать 20 килограмм на человека. Книги нужно было куда-то пристраивать, и я из домохозяйки превратилась в книготорговку. Несколько раз в неделю я набивала книгами неподъемный чемодан и ехала на рынок "Росинка", где наша библиотека постепенно растворялась в руках покупателей. Торговля шла бойко – цены я не ломила, стараясь как можно быстрее избавиться от книг, оккупировавших всю квартиру. Однажды ко мне подошла пара – это был Андрей со своей молодой женой. Вдруг оказалось, что я с ней знакома – она училась на другом факультете. Мы поздоровались, и она представила мне своего мужа. Андрей с ужасом смотрел на меня, но я сделала вид, что впервые его вижу и познакомилась с ним заново. Его жена купила у меня мемуары Одоевцевой, а Андрей не хотел забирать сдачу с пяти рублей и все доказывал мне, что я слишком мало прошу за эту книгу.

Времена были крутые, и зарплату бюджетникам порой не выплачивали месяцами. Мой муж крутился, как белка, работая одновременно на пяти работах, но деньги везде платили нерегулярно, и мы никогда не знали, на какой срок нам нужно растянуть очередное поступление в бюджет. Моя торговля поддерживала нас на плаву, и были времена, когда мы жили только на эти книжные деньги. Я была в нашем городишке первой, кто догадался вынести на лотки подержанные книги, и вслед за мной робким ручейком на рынок потянулись бывшие книголюбы, по разным причинам расстающиеся со своими любимцами.

Мы дарили книги на дни рождения и просто так, раздавали книги друзьям и знакомым, но их все равно было слишком много. Когда мы избавились от значительной части библиотеки, у стенки оголился стеллаж. Я дала объявление в газету, и на него откликнулась пожилая, усталая женщина, преподаватель истории. Она пришла к нам в дом, посмотрела на стеллаж и тут же отдала за него 50 рублей. Я спросила ее:
- Когда и как вы собираетесь его забирать?
А она вздохнула и сказала:
- Вы только помогите мне снести шкаф со ступенек, а я потихонечку поволоку его за собой.

Я посмотрела на учительницу и мне стало ее жаль. Было ясно, что до своего дома живой, волоча за собой шкаф, она не дойдет. Я отправила ее домой и принялась действовать. Огромную конструкцию из досок цельного дерева размером под потолок с трудом снесли вниз два здоровых мужика – мой муж и наш сосед. Мужчины вынесли стеллаж вниз, прислонили к двери подъезда и вопросительно уставились на меня. У меня не было никакого плана, и я не знала, что делать дальше. Денег на перевозку у нас не было – вырученные утром 50 рублей тут же ушли на хлеб и молоко для ребенка. Волочить через весь город стеллаж, как собиралась эта женщина, было безумием. Я оставила Вовку снаружи караулить шкаф, вытащила последние сто долларов из неприкосновенного запаса, вышла на улицу и, положившись на удачу, принялась ловить попутную машину, желательно грузовик, плохо представляя, что я буду говорить водителю и как с ним расплачиваться. Но первой же машиной, которая среагировала на мою протянутую руку, была старенькая легковушка Андрея, бывшего любовника моей бывшей беспутной подружки, с которым она зажигала на всех углах, когда его жена отлеживалась в роддоме. У его машины сверху был сверху приварен багажник, к которому он тросом притачал стеллаж и домчал нас к дому учительницы за 5 минут. Андрей был так благодарен мне за эпизод на рынке и мое деликатное молчание, что не взял с нас ни копейки. Появление его машины в нашем районе, в противоположном от его дома конце города именно в этот момент было настолько невероятным совпадением, что я до сих пор считаю его одним из тех будничных, но совершенно невероятных чудес, что порой устраивает нам ноосфера. На Вовку этот случай произвел неизгладимое впечатление – он посмотрел на меня округлившимися восхищенными глазами и сказал, что теперь готов пойти за мной на любую авантюру, потому что видел своими глазами, как у меня все получается. Я хорошо запомнила его слова и теперь каждый раз, когда я собираюсь совершить нечто невообразимое и не лезущее ни в какие рамки, а Вовка пытается меня остановить и предостеречь, я вытаскиваю из рукава свой секретный аргумент и кладу его на лопатки.

Учительница встретила нас слезами и не могла поверить, не могла поверить своему счастью. В нагрузку к стеллажу мы позволили ей отобрать все, что ей приглянулось из остатков книг. С доставкой этих книг было проще – в какой-то день к нам домой пришел целый класс детей, каждый захватил по маленькой стопочке, и большую часть учебников и книг дети, как муравьишки, оттащили в школьную библиотеку.
Tags: графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →